Рыжее солнце (nyka) wrote,
Рыжее солнце
nyka

Хенрик Греве Блессинг - врач на "Фраме"


- Двоюродная сестра моего отца однажды попросила меня помочь ей разобрать книги в ее домашней библиотеке. К тому времени она была уже очень стара. В какой-то момент она прервала работу и, указав на шкаф, сказала: «Самое интересное лежит тут», - рассказывает художник Йон Давид Нильсен.



- Вскоре она умерла. Разбирая ее вещи, я нашел ключ от того шкафа – там лежали дневники и множество писем.

Дневники принадлежали Хенрику Греве Блессингу (Henrik Greve Blessing), сыну священника из Драммена. Он состоял в команде шхуны «Фрам» в период ее первого плавания на Северный полюс в 1893-1896 гг.

Основываясь на найденных письмах и дневниках, Нильсен принялся за книгу, озаглавленную «Доктор на «Фраме» (Legen på Fram).



- Сестра Блессинга была замужем за моим двоюродным дедом, поэтому я часто слышал это имя. Но почти ничего не знал о самом человеке, кроме того факта, что он был судовым доктором.

Ребенком Йон Давид Нильсен часто ходил в Музей «Фрама». Сейчас ему самому предстоит пролить свет на одну из самых дерзких и отважных экспедиций в истории.

- Вы выбирали, какие материалы публиковать, а какие нет?

- Нет, я этого очень боюсь. Я хотел, чтобы книга была как бы написана самим Блессингом – без разных толкований его текста, психоанализа и прочего. Текст будет говорить сам за себя.

Блессинг дает подробные описания повседневной жизни на борту, описывая все от драматичных встреч с медведями до описания судового рациона.

Красной линией через все дневники проходит недовольство Блессинга главой экспедиции – Фритьофом Нансеном.

В договоре о найме на судно, которое Блессинг обязан был подписать, прописано, что все дневники и записки принадлежат экспедиции и должны быть отданы Нансену. Блессинг этого не сделал.



- Он считал свой дневник некоей отдушиной, местом, где он мог свободно описывать, что изо дня в день чувствует. Он не делал бы этого, если бы знал, что должен будет показать их Нансену. Он очень много пишет о том, как воспринимает Нансена – и это не самые лестные вещи, - расскаызвает Йон Давид Нильсен.

- Он пишет, что Нансен вмешивается абсолютно во все разговоры на борту и во всем хочет быть лучше других. Насмехается над любым чужим мнением, которое не совпадает с его собственным.

Нансену приходили сотни писем от людей, которые хотели бы участвовать в экспедиции, несмотря на все ожидающие их трудности. Отбор на шхуну был очень серьезным. Особое внимание обращалось на физическое и моральное здоровье потенциальных участников.

Хенрик Греве Блессинг был достаточно молодым человеком, когда нанимался на «Фрам». Он только недавно закончил учебу.

Многими годами позже, в возрасте около пятидесяти лет, Блессинг писал в дневнике, что экспедиция должна была стать его «большим шансом в жизни». А вместно этого стала «неизлечимой раной».



Действительно, экспедиция явилась для юного врача судьбоносной. Он начал ставить эксперименты над собой, используя наркотические вещества из судовой аптечки. Это положило начало многолетней наркотической зависимости. Блессинг очень интересовался происхождением цинги и задался целью выяснить, сможет ли он вызвать ее, подвергая свое тело регулярным высоким нагрузкам. В частности, он начал принимать контролируемые дозы морфина.

Коре Норум, врач и профессор Университета в Осло, прочел дневники Блессинга и командира корабля Отто Свердрупа. Он убежден, что именно наркомания Блессинга стала причиной того, что его имя кануло в небытие.

- Он стал наркоманом на «Фраме» и оставался им до конца жизни. Печальная судьба. Поэтому по возвращении судна его личность и не была овеяна ореолом геройства.

Профессор был впечатлен детальностью записей судового врача.

- Так в чем же особенность дневников Блессинга?

- Во-первых, они ранее не публиковались. Дневники многих участников экспедиции уже давно находятся в доступе в Национальной библиотеке, но записи Блессинга все это время просто хранились в шкафу. Еще он очень живо и увлекательно пишет, его интересно читать. Читая дневники, понимаешь, каким приятным, глубоким и интересным был этот человек. Еще он метко описывает конфликты, происходившие между Нансеном и экипажем. Он считал Нансена негодным начальником экспедиции, самовлюбленным и хвастливым.

- Узнаем ли мы что-то новое о Нансене как человеке, читая эти дневники?

- Не очень много, Свердруп и Сигурд Скотт-Хансен много писали о тех же ситуациях. Но портрет Нансена станет более многогранным.



Норум подчеркивает, что, несмотря на непритягательность данного Блессингом портрета Нанесена, интересно посмотреть, как развивались отношения между этими двумя людьми.

- Приятно сознавать, что впоследствии Нансен много помогал Блессингу и пытался наставить его на истинный путь. Нансен признал, что, возможно, ему следовало бы вести себя иначе.

- В сотрудничестве с Музеем «Фрама» мы планируем издать дневники всех участников экспедиции, - заявила Анне Мелгорд, специалист по научной работе Национальной библиотеки г.Осло.

Она также заметила, что дискуссии на тему специфического стиля руководства Нансена известны давно. Но Блессинг был одним из немногих членов экипажа, получивших глубокое образование, а потому мог достаточно глубоко анализировать поведение Нансена и указывать, что именно и почему считал неправильным.

- Сложится ли полностью паззл с появлением дневников Блессинга?

- Вероятно, все-таки нет. Новые документы всплывают постоянно. Находятся в частных собраниях, например. Это очень большой паззл, в котором важна каждая деталька.

via

Tags: история, люди
Subscribe
promo nyka декабрь 4, 2025 13:05 283
Buy for 20 tokens
Я даже не знаю как Вас благодарить. Я никогда не думала, что у меня здесь окажется столько настоящих друзей. Я очень-очень Вам всем благодарна за помощь, спасибо Вам огромное и низкий поклон. Я очень прошу мерзких и гнусных украинских троллей здесь просто заткнуться. Ситуации бывают разные…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments