Рыжее солнце (nyka) wrote,
Рыжее солнце
nyka

Categories:

Интервью с лётчиком, проведшим полвека на необитаемом острове у берегов Вьетнама



Случай Ивана Моисеенко поистине уникальный. Лейтенант 23-го истребительного полка Закавказского военного округа был отправлен в командировку во Вьетнам в 1968 году в качестве инструктора для лётчиков Северного Вьетнама. Однако напряжённая военная обстановка вынудила опытного лётчика-истребителя сопровождать вьетнамские самолёты в их боевых заданиях.

В августе 1969 года во время очередного боевого вылета МиГ-17 Моисеенко пропал с радаров в водах Тонкинского залива. Лётчик был объявлен пропавшим без вести. Пока ровно через пятьдесят лет не прибыл в российское представительство в Ханое. Как поведал сам Моисеенко, все эти годы он провел на необитаемом острове. «Панорама» не могла пройти мимо человека, пропустившего все важнейшие события последних пятидесяти лет.

— Иван Платонович, как ваше самочувствие?

— Ничего, в порядке.

— Вы отлично выглядите! Видна выправка солдата.

— Стараюсь поддерживать себя в форме. А что это за светящийся блокнот, куда вы все время смотрите? (показывает на смартфон)

— Это основа современной жизни — смартфон, то есть «умный телефон». В эту коробочку умещается колоссальный объем информации.

— Телефон с информацией. В голове не укладывается.

— Как бы вам объяснить… Это нечто среднее между ЭВМ и телефоном.

— Аааа, ну ЭВМ я помню. В училище в Саратове была комната с новейшей ЭВМ, связисты осваивали. Вот это мощь была, а как в ваш блокнот все помещается, не понимаю.

— Сам не понимаю, я же журналист. Раз уж пошла речь про современность, как вам Ханой 2019 года? Хоть что-то от Вьетнама 60-х осталось?

— Когда очутился в Ханое, голова кругом пошла: дома высоченные, людей море, какие-то светящиеся экраны. Но как увидел красные флаги со звездой и наши советские УАЗы, немного успокоился. Все-таки мы победили, получается.

— Американцы вывели войска в 1975 году. Война завершилась победой социалистического Вьетнама.

— Тогда поднимаю рюмку за интернациональную дружбу вьетнамского и русского народов, которые вместе строят коммунистическое будущее. Ты гостинец старику не привез? Пятьдесят лет ничего крепче воды не пил.

— Простите, Иван Платонович, совсем не подумал. Нынешняя молодёжь вообще почти не пьёт крепкого.

— Какие вы молодцы. Значит, работа по линии ВЛКСМ не прошла даром.

— А в 80-е годы и вовсе ввели «сухой закон»…

— Вот это да, вот это правильно. Человек, который это сделал, — кремень, настоящий мужик.

— Это был Горбачев, очень неоднозначная личность. Но мы о нем ещё поговорим, а сейчас давайте лучше вернёмся к началу разговора. Иван Платонович, что же все-таки случилось в тот злополучный 1969 год? И как так вышло, что пятьдесят лет вы провели на острове?

— А что вышло? Вышло следующее. Американцы подбили меня, когда я в составе эскадрильи выполнял разведывательный полет в районе Тонкинского залива. Судя по всему, выпустили ракету с крейсера. Я успел катапультироваться на острова архипелага Данлан. Это небольшая необитаемая группа островов, их на карте-то не сыщешь. Там нет подходящего фарватера, поэтому корабли обходят это место стороной, а вьетнамские рыбаки так далеко от берега не забираются. Надо мной ещё несколько лет проносились американские самолёты, я подавал сигналы бедствия, но никто не заметил.

— Вас не пыталась найти советская сторона?

— Сынок, что ты. Это война. Какие там поиски. Нас, собственно, вообще там как бы и не было.

— Действительно. Знакомая история. Чем вы занимались столько лет на острове?

— Чем-чем, выжить пытался. И самое главное — не сойти с ума. У меня в проходной сумке были две книжки. Молитвенник от бабки и «Как закалялась сталь» Островского. Вот такой набор. Я Островского до дыр зачитал, чтобы хоть буквы и слова не забыть. Хоть и атеист от рождения, но в полном одиночестве и к молитвеннику обратился. А что делать?

— Значит, вы не отстаёте от современных социалистов. Вам, наверное, интересно узнать, что вообще в мире случилось за время вашей робинзонады?

— Да, очень интересно. Когда оказался здесь (в российском консульстве — прим. ред.), увидел на столе трехцветный флаг. Я такой видел только в книжках про белогвардейцев и власовцев. Попросил его убрать, но мне сказали, что это современный флаг нашей страны. Это точно не чья-то глупая шутка?

— Нет, это действительно современный флаг России. Выходит, вам не сообщили, что мы уже почти тридцать лет живём в другом государстве?

— Мне пытались объяснить, но я так ничего и не понял. Какие-то Беловежские или как их там соглашения, какой-то путч, какой-то Гайдар, какой-то Пельтцер или как его…

— Ельцин?

— Во-во, Ельцин. Чушь какая-то, отказываюсь во все это верить. Я присягал на верность Союзу Советских Социалистических Республик и никакой другой власти не признаю.

— Но это объективная реальность. В 80-х годах Горбачев объявил «Перестройку», курс на обновление советской системы. И все это вскоре привело к тому, что СССР прекратил свое существование. Борис Ельцин стал первым президентом новой России.

— Я бы этого Горбачева под суд отдал. Вместе с этим Ельциным. Это же предатели. Они высшей меры заслуживают. Мы со всех сторон окружены врагами, у нас военное положение, а они просто отдали страну капиталистам. А народ наш чего? Почему не восстал против предателей?

— Народ поверил в возможности демократии и рыночной экономики, но в 90-х годах пришлось очень тяжело.

— Кто бы сомневался. Нам ещё на политзанятиях рассказывали про эту американскую демократию. Не может быть никакой власти народа, пока во главе стоят нефтяные магнаты, развязывающие войны в разных частях света. Трудящиеся страдают от нищеты и военных расходов.

— Очень точное замечание, Иван Платонович. Но все же обратного пути нет. Россия уже другая. Холодная война завершилась, многие страны исчезли, Германия объединилась, а бывшие советские республики сейчас независимые государства.

— Скажи, сынок. Хоть КНДР с нами?

— Да, КНДР с нами, там сейчас внук Ким Ир Сена управляет.

— Это правильно. Преемственность — это хорошо. А кто ещё наши друзья?

— Куба, Венесуэла, Иран, Сирия.

— Сирия — это там, где Асад?

— Ну да, в смысле сын его.

— Тоже правильно. Если бы власть детям Сталина отдали, они никогда бы Родину не предали и за американскими гражданствами не бегали. А все эти таджики, грузины, молдаване отделились?

— Отделились.

— Неужто и литовцы?

— И литовцы.

— Как же мы без них проживём. У них там такая культура. Даже улицы подметают. Черти что творится, всё шиворот-навыворот.

— Вы очень точно описали то, что происходило в 90-е и кое-где происходит до сих пор. Но все-таки сейчас все не так уж и плохо. Страны больше взаимодействуют, сейчас все сотрудничают в области экологии и медицины.

— Это меня не интересует. Я бы хотел обменять свои 200 рублей командировочных и купить джинсы. Поможешь с этим?

— Боюсь, Иван Платонович, у вас это не получится. На двести рублей сейчас даже в магазин не сходишь за продуктами. А джинсы нынче в России можно на каждом углу купить.

— Черт бы побрал этого Горбачева! За тряпки продались Америке. Надеюсь, он давно уже наказан за свои злодеяния.

— Михаил Сергеевич жив и здравствует.

— Тогда имею полное право советского офицера плюнуть ему в рожу.

— Что с вашим правовым статусом? Планируете возвращение на родину?

— Я гражданин Советского Союза, так и сказал. В представительстве заявили, что занимаются моим вопросом. Как я понял, моей родины уже нет. Да и семья, наверное, уже забыла про такого Ивана Моисеенко.

— Вашу семью сейчас разыскивают. Можете быть уверены, что получите всю необходимую поддержку, чтобы поскорее вернуться домой.

— Я тебе так скажу: мой адрес — это не дом и даже не улица. Мой адрес — Союз Советских Социалистических Республик.

— Вы меня снова удивили! Это же слова одной популярной песни, но вы не могли её застать, так как она появилась только в 70-е годы. Всего доброго, Иван Платонович.

— И вам не хворать.

via

   

Tags: вброс, стёб, юмор
Subscribe
promo nyka january 1, 13:05 283
Buy for 20 tokens
Я даже не знаю как Вас благодарить. Я никогда не думала, что у меня здесь окажется столько настоящих друзей. Я очень-очень Вам всем благодарна за помощь, спасибо Вам огромное и низкий поклон. Я очень прошу мерзких и гнусных украинских троллей здесь просто заткнуться. Ситуации бывают разные…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments