Рыжее солнце (nyka) wrote,
Рыжее солнце
nyka

Category:

Бить или не бить?



Как должны поступать власть и полиция, когда нарушается закон

Бить или не бить? – вот в чем вопрос. А если все-таки приходится иногда бить, – то как: сильно или не очень? Вот какие темы оживленно обсуждаются сегодня в российских СМИ после последних митингов оппозиции в Москве. Хотя вопрос кажется и абсурдным, – а зачем тогда полиция не только в России, но и во всем мире ходит с дубинками? Чтобы полицейский мог ею почесать себе спину?

У милиционеров в СССР дубинок вообще не было. Но его давно нет, и либералы немало потрудились, чтобы его разрушить. Пришел капитализм, а с ним и дубинки. Как говорится, за что боролись, на то сами и напоролись. Но если без иронии, то ясно, что сегодня правоохранитель ходит с дубинкой для того, чтобы усмирять тех, кто порядок злостно нарушает и, когда никакие другие аргументы на упертого нарушителя никак не действуют. Понятно также, что правоохранители не только могут, но и просто обязаны применять силу по отношению к тем, кто хочет при помощи неконституционных методов захватить в стране власть.

Либеральная оппозиция попросту лицемерит и нагло лжет, когда заявляет, будто в Москве сила «неоправданно» применяется к «мирным москвичам», которые просто «гуляют по бульварам».

Комментируя проходившие в столице протестные акции, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков призвал различать законные акции, согласованные в установленном порядке, и попытки организации беспорядков. Говоря о действиях полиции и Росгвардии, представитель Кремля подчеркнул, что "правоохранительные органы выполняют свои обязанности", чтобы пресечь незаконные деяния и обеспечить безопасность.

«Мы же видели кадры, которые, по крайней мере, подпадают под, например, то же слово "насилие". По крайней мере, насилие в отношении представителей органов правопорядка имело место. Вы знаете, что сейчас выполняются следственные действия, которые как раз и нацелены на то, чтобы подтвердить или опровергнуть случаи применения насилия и фактов неподчинения представителям органов власти», – заявил он, добавив, что окончательные обвинения должен подтвердить или опровергнуть суд.

При этом Песков отметил, что в Кремле обращают внимание и на те материалы, которые свидетельствуют о превышении силовиками своих полномочий. Он подчеркнул, что по этим свидетельствам проводятся служебные проверки. "Но еще раз повторяю, администрация президента не может и не должна выносить каких-то вердиктов на этот счет, это – не прерогатива Кремля. Единственный, кто вправе выносить решения, это суд. После соответствующего следствия", – уточнил Песков.

Между тем ответ на этот острый для сегодняшнего дня вопрос уже давно дал Иван Крылов в своей басне «Кот и повар». Сегодня Крылова наша «продвинутая интеллигенция» уже не читает, так что напомним ее содержание. Васька-кот, воспользовавшись отсутствием Повара, сожрал на кухне все съестное. Вернувшийся Повар стал его укорять: «Ах ты, обжора! ах, злодей!» Ну, а Васька тем временем, «пока он пел, все жаркое съел». Из чего Крылов выводит разумную мораль:

А я бы повару иному
Велел на стенке зарубить:
Чтоб там речей не тратить по-пустому,
Где нужно власть употребить.

А как иначе? Ведь если правонарушителей предупреждают, что митинг не санкционирован, а это значит участие в нем – нарушение закона, за которое последует наказание, а те все равно продолжают противоправные действия, то что тогда полиции делать? Толерантно созерцать, как «Кот-Васька слушает, да ест»? Нет, надо действовать строго по закону. А согласно федеральному Закону о полиции (статья 20), «сотрудник полиции имеет право лично или в составе подразделения (группы) применять физическую силу, в том числе боевые приемы борьбы, если не силовые способы не обеспечивают выполнения возложенных на полицию обязанностей». Это делается для пресечения преступлений и административных правонарушений; для доставления в служебное помещение подразделения полиции лиц, совершивших преступления и административные правонарушения, и задержания этих лиц; для преодоления противодействия законным требованиям сотрудника полиции.

Да, неприятно, конечно, видеть, когда дюжие мужики в шлемах бьют дубинками участников несанкционированных митингов, хватают их за руки и волочат в автозаки. Но ведь это делается только тогда, когда те сами нападают на правоохранителей, швыряют в них камни, им активно не подчиняются.

Как еще тогда заставить соблюдать закон тех, кто его соблюдать упорно не хочет, никаких резонов не слушает, кто кричит «мы здесь власть», хотя народ таких еще во власть не избирал? Стать в позицию наивного Повара и начать читать мораль вороватому «Коту-Ваське», который все равно никаких резонов слушать не будет?

Посмотрите по телевизору, как поступают сегодня с нарушителями закона, например, с участниками незаконных митингов в «демократическом» Париже или в стране «экономического чуда» Гонконге! Там их не только бьют дубинками, но еще травят газом, стреляют в них резиновыми пулями, применяют водометы. На фоне всего этого московская полиция вообще выглядит сегодня, хотя и одета в «доспехи» (а как еще защититься от камней, которые в нее бросают «мирные демонстранты»?), ангелами во плоти.

Но именно это нашим либералам-провокаторам не нравится. Им обязательно нужно, чтобы «жандармы режима», как они называют правоохранителей, были обязательно жестокими и свирепыми, а сами участники незаконных митингов – «мирными москвичами», которые просто вышли «погулять по бульварам». Поэтому все СМИ либеральной оппозиции переполнены сейчас возмущенными статьями по поводу «произвола полиции», «ничем не оправданной жестокости».

«Я учился в советской школе, вот примерно так нам рассказывали про гестапо, – кощунствует на «Эхе Москвы» некий Михаил Фишман. – Вот картинки из моего детства про то, что такое гестапо и как оно работает – они примерно такие. Когда ОМОН прочесывает бульвары и идет строем – это очень похоже на советские фильмы про Великую Отечественную войну. Где фашисты идут строем с автоматами…»

«ОМОН и Росгвардия начали испытывать явное удовольствие от избиений, настоящее блаженство, – ерничает в эфире Александр Невзоров. – И какой детский восторг на этих лицах! Раньше они били злобно, но вот так… виновато. И вот чувствуется, что с личным составом проведена долгая, кропотливая и очень успешная работа. Ребята, наконец, научились наслаждаться избиениями беззащитных».

Звучат призывы отомстить, наказать детей правоохранителей и т.п. Дошли даже до того, что назначили премию в 100 тысяч тому, кто назовет имя росгвардейца, который будто бы при задержании ударил девушку в живот. Для чего? Для того, чтобы устроить расправу над тем, кто выполнял свои служебные обязанности?

А ведь совершенно ясно, что пресекая силовыми методами, согласно закону, незаконный митинг трудно, просто невозможно избежать порой каких-то эксцессов. И виноват в этом бывает не тот, кто в сутолоке толпы может случайно задеть кого-нибудь из демонстрантов, а тот, кто этот митинг организовывал, призывали порядок нарушать и полиции не подчиняться, кто сам нарушает закон.

Во всем мире полиция ведет себя порой грубо и жестко, и с этим ничего не поделаешь. Обуздать нарушителей, которые ожесточенно сопротивляются, нападают на полицию, – не так-то просто.

Любопытную параллель проводит известный писатель Александр Проханов по поводу осуждения либералами «жестокостей» при пресечении несанкционированных митингов в Москве, вспоминая как свирепо действовали в столице милиция и войска в 90-х, когда у власти были они сами. «Я вспоминаю, – пишет он в газете «Завтра», – кто были те, кто отдавал приказы стрелять и лупить дубинами. Из кого состояла та власть, которая пришла в Россию после девяносто первого года? Она состояла из тех же сегодняшних либералов. Там были Ельцин, Гайдар, Явлинский, Чубайс, Немцов. Это они руководили страной и отдавали приказ внутренним войскам и милиции разгонять протестующих. Это они, захватив власть, создали чудовищную касту олигархов, уничтоживших великую советскую цивилизацию, захвативших всю народную собственность, растливших чиновников, превративших взятки в инструмент управления экономикой, политикой и культурой. Это они устроили бойню в великой стране меж трёх океанов, соизмеримую разве что с мировой войной. Это они осуществили гитлеровские планы "Ост" и "Барбаросса", планы, которым не дала воплотиться Красная Армия, а в полной мере осуществили Ельцин и Гайдар. Сегодня, когда на митингах я слышу страстные призывы жить не по лжи, бороться за человеческое достоинство, противопоставлять дубинкам высокие смыслы и возвышенные чувства, я вспоминаю тех интеллигентов, что в ночь перед расстрелом Дома Советов, вдохновляя расстрельщиков, говорили о нас: "Добейте гадину".

«На митингах, – продолжает он, – прозвучали призывы начать люстрацию. Люстрацию кого? Коммунистов? Их не допускать к управлению страной? Но ведь после девяносто первого года все, кто называл себя демократами и либералами, были коммунисты-расстриги. Коммунистами-расстригами были Ельцин и Гайдар. Ими были комитетчики, которые всей своей когортой с Лубянки перебежали в банки и крупные корпорации. Ими были красные директора, такие как Черномырдин и Вяхирев, которые украли у народа нефть и газ, сталь, алюминий и алмазы. Коммунистом был Бобков, который, уйдя из Комитета, основал Еврейский конгресс. Когда я слышу все эти призывы к высоким чувствам и честным выборам, я ощущаю в этих пылких и страстных словах глубинный изъян, тёмную червоточину, притаившуюся неправду. Прежде чем призывать к чистоте и свободе, сегодняшние либералы должны вспомнить о событиях 1991 года, раскаяться в этих событиях, повести отсчёт событий с того времени, когда они, либералы, утратили власть в России, уступив её другим силам, другим политическим сословиям. Начать с 1991 года, разрушившего великую гармонию народов — великий Советский Союз. Ибо от той черты августа 1991 года ведутся события, позволяющие нам понять сегодняшнюю ужасную войну на Украине, непрерывную бойню в Киргизии, натовские танки в окрестностях Пскова».

«У меня нет рецептов, с помощью которых можно утвердить в сегодняшней России гражданский мир», – заключает Проханов.

Рецептов, наверное, сейчас нет ни у кого. Но одно ясно, то, что власть не должна безучастно наблюдать за тем, как грубо нарушается закон. Нашей стране пришлось слишком много пережить, чтобы снова повторились трагедии 1917 года и 90-х годов.

А потому попытки всех тех, кто призывает решать все наши трудные проблемы на улицах, при помощи силы, провокаций и давления на конституционную власть, должны пресекаться самым решительным образом. Да, полицейский обязан быть вежливым с гражданами. Но вежливость заканчивается, когда злостно и сознательно преступают закон, устраивают провокации. Янукович на Украине запретил «Беркуту» силой разогнать Майдан, чем это потом закончилось? Такая мягкотелость, а лучше сказать глупость, обернулась переворотом и большой кровью. Потому что, куда лучше спорить по поводу того «бить или не бить» (как бы грубо это ни звучало), чем говорить потом «быть или не быть», опасаясь, что не перестанет ли вообще существовать страна, к чему нас упорно подталкивают нынешние, так называемые, «защитники прав человека».

…Нет, прав был дедушка Крылов, не надо тратить речей по-пустому, где «нужно власть употребить».

Владимир Малышев

   

Tags: либерасты, мнение
Subscribe
promo nyka december 4, 2025 13:05 273
Buy for 20 tokens
Я даже не знаю как Вас благодарить. Я никогда не думала, что у меня здесь окажется столько настоящих друзей. Я очень-очень Вам всем благодарна за помощь, спасибо Вам огромное и низкий поклон. Я очень прошу мерзких и гнусных украинских троллей здесь просто заткнуться. Ситуации бывают разные…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment