Рыжее солнце (nyka) wrote,
Рыжее солнце
nyka

Who is мадам Клинтон?



Казалось бы, из двух кандидатов в президенты США меньше нуждается в представлении Хиллари Клинтон. Она давно находится на авансцене американской политики, постоянно делает публичные заявления, вся её жизнь вроде бы на виду. И всё-таки ответ на вопрос, а в чём же состоит её политическая философия, вызывает немалые затруднения. Появления Хиллари Клинтон на публике – это хорошо поставленные мини-шоу, где доминирует форма, а содержание особой роли не играет. В этом смысле она продукт тех же технологий, что и нынешний президент США Барак Обама. Вот почему, хотя Х. Клинтон и обвиняет своего оппонента Дональда Трампа в отсутствии последовательности и цельной платформы, выстроить стройную картину её собственной будущей политической линии на посту президента, в случае если она будет избрана, совсем не просто.

В систематизированном виде свой опыт политика и свои взгляды Х. Клинтон изложила в мемуарах (1), изданных ею в 2014 году по итогам пребывания на посту госсекретаря. Британская The Guardian когда-то оценила эти мемуары как закладку основ под будущее участие автора в президентской гонке с «тщательно выписанным автопортретом способного к ведению тяжёлых баталий политика».

Первое, что бросается в глаза в этой объёмистой книге, – поверхностность и сведение, как правило, всей сложной материи международных отношений к личным качествам и взаимоотношениям руководящих лиц без каких-либо попыток серьёзного анализа. То, что называется «школой мысли», изложено в книге лапидарно и просто: «успех сопутствует только демократиям», следовательно, главная задача Соединённых Штатов состоит в продвижении демократического (в американском понимании) устройства по всему миру. Если эти попытки приводят к полному хаосу, то виноваты, разумеется, не американцы, а сами подопытные народы и некие сторонние силы. Второе (свойственное в такой мере, пожалуй, только Х.Клинтон) – двойственная реакция на все события, сначала эмоциональная, а затем жёстко прагматичная с безжалостным подавлением собственных сантиментов. Подобной жёсткости могут позавидовать многие мужчины. Она тем самым как бы компенсирует своё природное начало, а в результате оказывается радикальней многих ястребов, чему способствует и догматическая убеждённость во всесилии «демократии». России в книге посвящена отдельная глава «Перезагрузка – и регресс».

Само название этой главы символично, поскольку возвращает нас к печально известному эпизоду с вручением ею Сергею Лаврову, когда она была на посту госсекретарём, кнопки с надписью «перегрузка» вместо предполагавшейся «перезагрузки». Тогда все вроде бы посмеялись над ошибкой и забыли. Однако, как выясняется, ещё долгое время спустя помощник Хиллари Клинтон Филип Ранес обхаживал российского посла в Вашингтоне и слёзно умолял его вернуть эту кнопку. Он утверждал, что если Лавров не вернет её, то Клинтон отправит Ранеса «в Сибирь». Как пишет сама бывшая первая леди, в тот момент эта мысль казалась ей весьма привлекательной. Шутит, конечно, но как-то очень характерно. На самом деле госсекретарю, по-видимому, никак не хотелось оставлять материальных следов этой своеобразной «ошибки по Фрейду», ибо из её собственного повествования видно, что пресловутая «перезагрузка» и не замышлялась как стратегический разворот. Проект предполагал лишь достижение односторонних уступок от Москвы в ограниченных временных рамках посредством демонстрации якобы доброй воли и готовности Вашингтона к сотрудничеству, а также (что вполне очевидно) внесение раскола в установившийся тогда дуумвират власти в российской столице.

Уже привычно, но всё равно удивительно, что при осуществлении подобных маневров многие американские политики, и Хиллари Клинтон тут не исключение, собственные расчёты целиком приписывают другой стороне. По-видимому, после этого они чувствуют себя не связанными никакими обязательствами. Х.Клинтон, например, утверждает, что именно В. Путин рассматривает геополитику как игру с нулевой суммой, в которой если кто-то выигрывает, то другой должен неминуемо проиграть.

Однако вот Х. Клинтон подводит итоги «перезагрузки», перечисляя её успехи. Среди них, в частности, по мнению бывшего госсекретаря, введение жёстких санкций по отношению к Ирану и Северной Корее; открытие Северного маршрута поставок для снабжения американских войск в Афганистане; вступление России в ВТО; одобрение Организацией Объединённых Наций введения бесполётной зоны в Ливии, что привело на деле к полномасштабной военной интервенции в этой стране; расширение сотрудничества в борьбе с терроризмом. Спрашивается, что в этом перечне сделано в интересах России, не считая весьма неоднозначного, как показало время, вступления в ВТО и ритуального, но не слишком содержательного взаимодействия по терроризму. Это ли не ярчайший пример подхода, основанного на попытках сыграть в игру с нулевой суммой, принципиально неспособную служить основой успешного взаимодействия в международных отношениях?

При этом Х. Клинтон признаёт, что, добившись таких результатов, она сама решила, что этого достаточно и пора занимать более жёсткую позицию, причём без всякой логики возлагает ответственность за крах «перезагрузки» на Россию. В действительности ещё, как видно, в мае 2012 года, когда Путин вернулся на пост президента, Х.Клинтон написала Б. Обаме записку с обоснованием перехода к борьбе с Путиным «до последнего», ибо он «не отступит ни на шаг». Более того, перед своим уходом из Госдепартамента в январе 2013 года, откровенничает бывшая глава этого ведомства, она подготовила для президента заключительный доклад по поводу того, что делать с Россией дальше. В этом докладе Х. Клинтон предложила взамен «перезагрузки» нажать в отношениях с Москвой кнопку «пауза». Предыдущий курс, по её выражению, позволил Вашингтону «сорвать низко висящие плоды» двустороннего сотрудничества, но в дальнейшем не следует создавать впечатления, что США слишком заинтересованы в совместной работе с Россией. «Льстить Путину вниманием на высоком уровне» также не надо. Примерно таким подход Белого дома к Кремлю и оставался все последующие годы.

Важно заметить, что эту «стратагему» Х. Клинтон разработала ещё до того, как развернулись события на Украине и в Сирии, которые сейчас принято называть причиной отказа США от нормального сотрудничества с Россией. Оказывается, эти события тут вообще ни при чём - всё было спланировано заранее.

Ну а дальше недалеко и до прямого передёргивания. Так, украинский кризис представлен у Клинтон как спровоцированный и начатый Москвой на благостном фоне стремления украинцев к интеграции с Западом. Как будто не известно, кто из США будоражил общественность Украины пустыми обещаниями, которые и не думает выполнять. Референдум о статусе Крыма Х. Клинтон описывает в манере, позволяющей предположить, что вхождение Крыма в состав России и поддержку населения полуострова даже не получило. Там, дескать, проживало много этнических русских (нигде не сказано, что абсолютное большинство. – Д.М.), но большинством нерусскоязычных граждан (в этом она уверена, несмотря на то что никакой статистикой это не подтверждается. – Д.М.) референдум бойкотировался. И никаких цифр. Вот так и создаётся ложная картина реальности.

Точно так же демократический кандидат в президенты с деланным возмущением утверждает, что система ПРО в Европе выстраивалась исключительно для защиты от ракетной угрозы со стороны Ирана, а не России, только вот недоверчивая Москва по непонятным причинам продолжала в этом сомневаться. А прошло немного времени и никто уже не скрывает, что Иран здесь вообще ни при чём. Сейчас объяснение этих действий совсем лаконичное: «создаём, потому что можем».

Проблемы Х. Клинтон с логикой заметны в пассаже, посвящённом стремлению Москвы усилить своё влияние на Ближнем Востоке. Она признаёт, что этим Россия пытается снизить угрозу, создаваемую нестабильной мусульманской общиной на юге страны и за пределами её южных границ. Именно ради этого, признаёт бывшая первая леди, Москва противодействует американским усилиям в странах «арабской весны» либо пытается минимизировать результаты этих усилий. Едва ли в намерения Х.Клинтон входило подвести читателя к вытекающей отсюда мысли о том, что у России есть полные основания быть недовольной той катастрофической ситуацией, которую США действительно создали своими «усилиями».

В обширном опусе Х. Клинтон содержится и рецепт на будущее более успешное развитие российско-американских отношений. Им она, возможно, в случае своей победы ещё попытается воспользоваться. По её мнению, В. Путин мог бы понять, что «борьба России с экстремистами вдоль её южных границ и противоборство с Китаем на востоке могут быть усилены за счет более тесных связей с Европой и Соединёнными Штатами». Это ради кого, спрашивается, Россия должна нести главное бремя борьбы с исламским экстремизмом да ещё и противостоять Китаю? Ради себя самой или ради Америки? Ответ на вопрос, чьим интересам служила бы подобная комбинация, очевиден. Благо Соединённых Штатов в понимании Х. Клинтон должно быть благом для всех. Именно это и называется попыткой сыграть в «игру с нулевой суммой». Рассчитывать, что при таких подходах «перезагрузка 2.0» окажется более жизнеспособной, чем предшествовавший ей вариант, не приходится. Уповать можно лишь на то, что в конечном счёте Х. Клинтон сумеет всё-таки предпочесть неэффективным умозрительным построениям и идеологическим догмам старый добрый здравый смысл. Этого качества в её характере, кстати, тоже хватает.

В ходе президентской избирательной кампании Хиллари Клинтон мало что прибавила к своим внешнеполитическим взглядам, как они изложены в её книге Hard Choices. Она сосредоточена главным образом на доказательствах того, какой успешной она была на посту госсекретаря во время первого мандата Б. Обамы, и попутно пытается оправдаться за приписываемые ей дипломатические провалы, уверяя, что в сфере международных отношений она всё равно гораздо более компетентна, чем Дональд Трамп.

В этом смысле характерно её выступление по вопросам национальной безопасности 2 июня в Сан-Диего. Оба главных кандидата в соответствии с американской традицией не выступают с отдельными докладами по внешней политике, свои взгляды на этот счёт они включают в речи по национальной безопасности. Это само по себе говорит о том, что в Вашингтоне продолжают смотреть на мировую повестку через призму факторов силы.

Выступление Х. Клинтон в Сан-Диего оказалось на редкость агрессивным, но не по отношению к оппонентам США на международной арене, а по отношению к Трампу – идей у него якобы нет никаких, он лжец, опасен для всего мира, работу президента выполнять не сможет, «восхищается тиранами», его победе бы «радовались в Кремле» и т.д. Эти эскапады были не только грубы по форме, но и никак не подкреплялись рассмотрением внешнеполитических взглядов соперника (а он эти взгляды уже изложил). Вообще, склонность Х. Клинтон подвергать оппонента остракизму настораживает.

Основной посыл первой леди в её речи, произнесённой в Сан-Диего, состоял в том, что страна выбирает не только президента, но и главнокомандующего вооружёнными силами. И, мол, только её опыт пребывания на различных государственных постах, когда она представляла Америку за рубежом и участвовала в формировании внешней политики, позволяет ей успешно выполнять функции президента и главнокомандующего. Было впечатление, что вся эта речь была нацелена не на изложение будущего курса Х. Клинтон в случае её победы, а на то, чтобы вывести из равновесия Д. Трампа.

Звучали в словах Х.Клинтон и нотки мессианизма, от которого американский политический класс, пожалуй, уже несколько поотвык. Она, например, пламенно заявила, что всем сердцем верит в исключительность Америки, которая, процитировала она Линкольна, «последняя и самая лучшая надежда человечества на Земле». США, дескать, не та страна, которая будет «отсиживаться за стенами». Она лидирует в мире «с целью», и она «всё превозможет». А если Америка перестанет лидировать в мире, то «возникнет вакуум» и всё обратится в хаос. Хуже того: может быть, этот вакуум попытаются заполнить другие державы и тогда, мол, они будут принимать решения «о жизнях, рабочих местах и безопасности» американцев. «Поверьте мне, - восклицала Х. Клинтон, - их решения будут не в нашу пользу».

Давно так никто не пугал американцев. Примечательно, что перед тем, как пророчить Соединённым Штатам столь печальную судьбу, она обрушилась с гневной тирадой на Д. Трампа из-за того, что он назвал Америку «слабой страной». Между тем республиканский кандидат вполне рационально обосновал такое своё заявление: совокупный долг США уже приближается к 20 триллионам долларов. А теперь его соперница пророчит, что Америка без её мудрого руководства превратится едва ли не в зависимую колонию. Определенно логика - не самая сильная сторона Х. Клинтон-политика.

Уязвимым местом выступления бывшего госсекретаря было также то, что она защищала многие решения администрации Обамы, в том числе такие, которые неоднозначно восприняты в американском обществе. Она, например, заявила, что соглашение по ядерной программе Ирана сделало мир и положение самих Соединённых Штатов более безопасными. У руководства Израиля и влиятельного еврейского лобби в США это вызвало отрицательную реакцию. Параллельное заявление Х.Клинтон о том, что безопасность Израиля «не обсуждается» и он остаётся ближайшим союзником Америки в регионе, дела не поправили. В тех кругах, которые осуждают ядерную сделку с Ираном, вся ближневосточная политика Обамы считается катастрофической, и поддержка этой политики встречает непонимание.

Какую-то информацию о направлениях возможной будущей политики Х. Клинтон-победителя можно найти на сайте её избирательного штаба, где демократический кандидат обещает добиться в области национальной безопасности:

- обеспечения безопасности Америки посредством защиты её фундаментальных ценностей и следования принципам,

- нанесения поражения «Исламскому государству», глобальному терроризму и порождающей их идеологии,

- укрепления существующих альянсов и новых связей в целях противостояния общим вызовам, таким как изменения климата, киберугрозы и опасные заболевания.

В этом небогатом по содержанию списке главных задач будущего президента США на мировой арене внимание привлекает обещание уничтожить идеологию исламского радикализма. Мало того что оно напоминает тезисы, за которые Х. Клинтон постоянно критикует Д. Трампа, неясно вообще, как можно уничтожить какую-либо идеологию. Предыдущая попытка идеологической трансформации Ближнего Востока под флагом «арабской весны» дала печальные результаты.

Основное же средство достижения поставленных штабом Х.Клинтон целей – обеспечение мирового лидерства Америки «на длительную перспективу». Обама тоже, в сущности, исходил из необходимости сохранения за Соединёнными Штатами роли мирового лидера, но при этом рассуждал о многосторонности, или «мультилатерализме». Клинтон все подобные рассуждения решительно отметает. При этом она заявляет: «Мы не можем остановить изменения в мире, но мы можем способствовать определению их формы». То есть предполагается, что мир будет меняться по американским рецептам.

По сравнению с программой Дональда Трампа Хиллари Клинтон, пожалуй, настроена более миролюбиво по отношению к Китаю. Она не выдвигает задачу глобального соперничества с этой державой, но самоуверенно обещает сделать Китай «ответственным» или даже «подотчётным» (accountable) Америке. Вряд ли роль ведомого, которую Х. Клинтон хотела бы отвести Пекину на мировой арене, наделив Вашингтон правом вмешиваться во внутренние дела Китая, устроит самих китайцев. Рассчитывать на то, что при демократах отношения США с КНР будут развиваться более гармонично, чем при республиканцах, не приходится. Кстати, у истоков «открытия Китая» стояла в своё время республиканская администрация.

Позиции Х. Клинтон по России за последнее время ужесточились. В своей программе она, например, заявляет, что вместе с партнёрами будет «ограничивать, сдерживать и предотвращать российские агрессии в Европе и за её пределами» (sic! – Д.М.), повысив «для В. Путина цену его действий». Такое ощущение, что уже вовсю полыхает мировая война, а мы о ней ничего не знаем. Из подобных безответственных заявлений, видимо, и вырастали её сентенции, в которых политика современной России уподоблялась действиям гитлеровской Германии. Потом, правда, в журнале Time она с присущей ей лёгкостью необыкновенной отрицала, что когда-либо проводила подобные параллели, однако журналисты за достоверность своего пересказа ручаются. И это тоже примечательный штрих к политическому портрету мадам Клинтон.

Что на самом деле можно ждать от Клинтон-президента, сейчас с уверенностью никто не скажет. Многих беспокоит та настойчивость, с какой она заявляет, что из неё получится гораздо лучший главнокомандующий американскими вооруженными силами, чем из Трампа. Она ведь может попробовать доказать это на деле, например с помощью «маленькой победоносной войны» где-нибудь «в Европе и за её пределами». Такие пробы в истории Америки случались. И всё же хотелось бы думать, что, когда страсти предвыборной борьбы улягутся и Хиллари Клинтон встанет перед лицом требований прагматической политики, всё окажется не столь драматичным, как выглядит сейчас.

Дмитрий МИНИН

via



Tags: Пиндостан
Subscribe
promo nyka january 1, 13:05 283
Buy for 20 tokens
Я даже не знаю как Вас благодарить. Я никогда не думала, что у меня здесь окажется столько настоящих друзей. Я очень-очень Вам всем благодарна за помощь, спасибо Вам огромное и низкий поклон. Я очень прошу мерзких и гнусных украинских троллей здесь просто заткнуться. Ситуации бывают разные…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment