Рыжее солнце (nyka) wrote,
Рыжее солнце
nyka

Как переписывают историю в школьных учебниках народов бывшего СССР (часть 1)



Пересказ исследования 2009 года «Освещение общей истории России и народов постсоветских стран в школьных учебниках истории новых независимых государств» для удобства чтения поделён на две части.

Об этом исследовании

Были собраны, частично переведены с национальных языков и проанализированы 187 школьных учебников истории и учебных пособий 12 стран бывшего Советского Союза: Азербайджана, Армении, Беларуси, Грузии, Казахстана, Кыргызстана, Латвии, Литвы, Молдовы, Узбекистана, Украины и Эстонии. За пределами поля анализа остались Таджикистан и Туркмения, учебников которых получить не удалось.

Изученные учебники являются наиболее массовыми или даже единственными в школах соответствующих государств. Одновременно в странах проведены массовые опросы, позволяющие оценить, какие образы прошлого существуют в общественном сознании каждой из стран. На основе материалов, собранных в рамках данных проектов, подготовлен настоящий доклад. Исследование такого масштаба в России проведено впервые.

Как переписывают историю в школьных учебниках народов бывшего СССР

Распад СССР и образование на его территории независимых государств сделали жизненно востребованными новые учебники истории, обосновывающие идею новой национальной государственности.

В книге «Как рассказывают историю детям в разных странах мира», написанной на рубеже 1980- 1990-х гг., Марк Ферро констатировал: «На востоке, от Праги до Улан-Батора, все этнические и национальные конфликты до последнего времени объяснялись согласно одной и той же модели, принадлежащей якобы Марксу, но в московской интерпретации. А все общества Юга деколонизируют свою историю, и часто теми же средствами, какими пользовались колонизаторы, т. е. конструируют историю, противоположную той, что им навязывалась прежде».

В настоящее время в постсоветских странах вполне сложилась «деколонизационная» историография и соответствующая учебная литература. Анализ школьных учебников истории постсоветских стран, показывает, что все остальные страны (за исключением Белоруссии и в меньшей степени Армении) пошли по пути преподавания подрастающему поколению националистической трактовки истории, основанной на мифах о древности своего народа, о высокой культурной миссии предков и о «заклятом враге». При этом в качестве «заклятого врага» зачастую используется образ России и русских.

Далее на ряде наиболее ярких и показательных примеров, взятых из изученных учебников, посмотрим как они освещают следующие ключевые вопросы:

  • Контакты с Россией и русскими

  • Присоединение к России

  • Нахождение внутри России

  • Оценка советского перода

  • Происхождение Второй мировой войны

  • Контакты с Россией и русскими

Общей чертой школьных учебников новых национальных государств (за исключением Белоруссии и Армении) является стремление представить контакты с русскими и Россией как источник бедствий.

Латвия и Эстония

В латвийских и эстонских учебниках попытки совместного отражения крестовых походов, выдвигавшиеся на первый план в советский период, отодвинуты в тень. Сами крестовые походы в современных учебниках интерпретируются как приобщение к цивилизации. Выражается сожаление о том, что крестовый поход остановился на границах Руси: «Отчего же Запад не осуществил масштабный крестовый поход на Русь? К 1240 году время было упущено».

«Ливонская война (1558–1583 гг.) обернулась катастрофой для Эстонии. Большая часть населения погибла». Ливонская война принесла «неслыханные бедствия латышскому народу». Лишь из-за плохой организации русские вынуждены были уступить Ливонию Речи Посполитой и Швеции. При этом русские виноваты в том, что латышские крестьяне получили, помимо оставшихся немецких баронов, еще и новых господ, а вольный город Рига сдался полякам.

Однако орудовали на землях Ливонии и шведы, и датчане, и поляки, и местные ливонские дворяне. Вина же за разорение возлагается на Русь. В окончательное запустение Ливония пришла после шведско-польских войн (1600–1629 гг.), ставших следствием желания разорвать на части, как раньше Ливонию, страдавшую от Смуты Россию. Голод 1602- 1604 гг. и чума вкупе с беспощадными польскими и шведскими набегами в течение целого поколения почти полностью уничтожили эстонское крестьянское население. По данным эстонского энциклопедического справочника падение численности населения в 4–5 раз отмечается не после Ливонской войны, а в 1620–1640 гг., то есть как раз к моменту окончания шведско- польских войн.

Временное устранение России с восточноевропейской арены из-за Смутного времени обернулось для Ливонии еще более страшными войнами, эпидемиями, голодовками и нестабильностью. Но об этом эстонские учебники как раз умалчивают.

Грузия

В грузинском учебнике для характеристики союзнических отношений Петра I и Вахтанга VI приводятся слова писателя Иванэ Джавахишвили: «Втянув Грузию в войну в своих интересах, предав врагу и оставив ее на произвол судьбы, Петр Великий не пожелал даже приютить у себя им же самим обманутого несчастного Вахтанга VI». Авторы умалчивают о том, что в Москве Вахтангу выделили в дар район Пресни, где он и его единомышленники основали значительное грузинское поселение в Москве и получили возможность развернуть, по оценке других грузинских же авторов, «интенсивную творческую деятельность».

Азербайджан

Первые исторические знакомства азербайджанцев с русскими описываются в учебниках как страшные бедствия для первых: «Во время похода 914 года славянские дружины месяцами беспрерывно грабили и разоряли населенные пункты на азербайджанских берегах Каспийского моря. Они учинили расправу над мирными жителями, угнали в плен женщин и детей». В других эпизодах раздела авторы описывают изуверства, чинимые русскими, так, будто сами были этому свидетелями. Весь раздел — сплошной перечень зверств. При описании иранского, арабского и всех прочих нашествий о жестокостях завоевателей нигде столь акцентированно не говорилось, а если и упоминалось, то сразу же смягчалось примерами позитивного содержания.

Узбекистан

Если следовать логике узбекских историков, то развитие туркестанских ханств отличалось относительной стабильностью до начала XVIII в. Но затем наступили трудные времена, и виновата в этом Россия: «истоки российского завоевания Туркестана уходят во времена Петра I, когда в 1717 г. двухтысячный отряд русских солдат во главе Бекович-Черкасским вторгся на территорию Хивинского княжества, но был уничтожен правителем Хивы Шергази-ханом». Неужели российский император, создавший к этому времени одну из сильнейших армий Европы и Азии, рискнул двинуть на войну столь малые силы? Дело в том, что отряд Бекович-Черкасского — одна из многочисленных военно-топографических экспедиций, часто рассылаемых российским императором к границам и за границы России. Будь то действительно военная интервенция, то после разгрома Бековича к границе Хивы двинулись бы более мощные силы, благо каких-то препятствий к передвижению своих военных контингентов российское военное командование здесь не имело. Но уничтожение географической экспедиции лишь доказало России, что среднеазиатские территории опасны для изучения.

Присоединение к России

Присоединение территорий к России и Российской империи, как правило, оценивается негативно. Выгоды, получаемые народами в рамках большого государства, замалчиваются, акцент делается на утрате самостоятельности.

Эстония

В эстонских учебниках при изложении событий XVII века, когда территория Эстонии входила в состав Швеции, в основном доминирует улучшение экономического и культурного положения эстонского народа к концу столетия. Несмотря на юридическое оформление крепостных отношений, массовые «охоты на ведьм», шведское время расценивается как чрезвычайно благоприятное. Северная война (1700–1721 гг.) расценивается как ужасное бедствие, а присоединение к России — как национальная трагедия. Эстонцы, по утверждению всех учебников, выступали на стороне шведов, служили в шведской армии и местном ополчении. Готовый вывод, оценивающий победу России в Северной войне, оставляет за скобками тот факт, что демографический удар по Эстонии нанес еще довоенный «великий голод» 1695–1697 гг., а чуму, унесшую три четверти жителей городов и около половины сельского населения, принесли в Эстляндию и Лифляндию шведские войска. Петр пришел в край, обезлюдевший еще до войны от голода, уже разоренный шведскими поборами и почти добитый чумой.

Украина

В украинских учебниках воссоединение Украины с Россией подается как признание Москвой независимости Украины. «Мартовские статьи», устанавливающие условия службы Запорожского войска русскому царю, называются «украинско-московским договором 1654 г.»: «Украина признавалась независимой державой… украинско-московский договор 1654 г. … узаконивал Украинскую казацкую державу как самостоятельного участника международной политики». Вымышленная «Украинская казацкая держава» оказывается затем «уничтожена» Москвой, что называется одним из «тяжких преступлений царизма перед украинским народом».

Казачество —  общерусское явление, а не украинская особенность. Это как раз то, что сближает историю двух стран, а не разделяет. Казачество — воинская организация, а не государство, оно не обладало суверенитетом, оно служило суверену, защищая границы государства. И оно не могло стать основой украинской государственности и идентичности, это миф. Украинские школьные учебники твердят, что Войско Запорожское было независимым государством. Государство казацкое обладало якобы всеми атрибутами суверенитета: символы (герб и хоругвь), войско, суд, административная система (полки, сотни). А теперь для сравнения возьмем Донское казачье войско. Без труда выясняется, что и оно обладало всеми перечисленными атрибутами. Даже вело самостоятельную внешнюю политику, иногда создающую Московскому государству серьезные проблемы с соседями (Турцией и Персией).

Грузия

Грузинский учебник для 5-го класса «Летопись нашей Родины» трактует присоединение территорий грузинских царств и княжеств к России как завоевание: «В Георгиевске между Грузией и Россией был заключен дружественный договор. Этот договор известен под названием Георгиевского трактата… Российское правительство не выполнило условий Георгиевского трактата… В 1801 году по приказу императора России царство Картли-Кахети было упразднено — Восточная Грузия стала одной из губерний России… Настал черед и других грузинских царств и княжеств. Постепенно Россия завоевала всю Грузию и установила в ней русское правление».

Ни одного положительного слова в отношении трактата не находят авторы учебника для 10-го класса «История Грузии (с древнейших времен до 1801 года)»: «Заключение Георгиевского трактата было большим дипломатическим заблуждением. Его последствия оказались губительными не только для Картли и Кахети, но и для всей Грузии». Соответствующий параграф оканчивается так: «Россия беспрепятственно добилась того, чего Турция и Иран не смогли добиться в ожесточенных боях. Она без всяких осложнений упразднила Картли-Кахетское царство. Упразднение царства было следствием как внутренней слабости, так и неблагоприятной международной обстановки. Но грузинский народ не мирился с потерей независимости и продолжал борьбу за свою свободу».

Азербайджан

Присоединение территорий современного Азербайджана к России, начавшееся в конце XVIII века, рисуется исключительно как анти азербайджанская экспансия: «Природные богатства Азербайджана, в особенности, имевшиеся тут богатейшие залежи полезных ископаемых, хорошо были известны русской науке. Не случайно, что правительство Екатерины II связывало присвоение указанных богатств с оккупацией этой страны».

Описания любых действий русских, их намерений, а также конкретных персонажей снабжаются характерными эпитетами — «жестокий», «вероломный», «алчный». Но парадокс в том, что материал, приводимый в учебнике, не дает подтверждения этим характеристикам и, напротив, появляются куда большие основания распространить эти характеристики на противоположную сторону. Вот пример «коварства» русских: «В руках колонизаторов военные суды были удобным карательным орудием для расправы с теми, кто выступал против социального и колониального гнета. Был отменен ряд существовавших при ханах жестоких наказаний». Возникает впечатление, будто автор умышленно доводит тезис до абсурда.

Нахождение внутри России

Основным содержанием национальной истории в период нахождения в составе Российской империи и СССР оказывается национально-освободительная борьба. Эта борьба конструируется авторами из «подручных материалов».
Казахстан

Казахстанский учебник дает пример такого конструирования: «Борьба казахского народа против российского колониализма длилась долго, охватив вторую половину XVIII в. до 90-х годов XX в.». Далее в ряду событий национально-освободительной борьбы названы «события в Темиртау 1959 г.» — протесты рабочих всесоюзной комсомольско-молодежной стройки против невыносимых бытовых условий.

Эстония

Эстонский гимназист должен окончить школу с твердым убеждением, что современная эстонская культура, несмотря на всю русификацию, является результатом влияния исчезнувшей местной остзейской культуры. «Складывалась профессиональная культура на родном языке. Ее развитие происходило в условиях противодействия со стороны остзейских и российских кругов. Уровень, достигнутый эстонской литературой, искусством и музыкой к концу XIX века, сопоставим с уровнем развивавшейся на протяжении многих веков остзейской культуры. При этом нельзя забывать, что остзейская провинциальная культура была частью великой германской культуры, а через нее — общей западноевропейской культуры».

При этом учебники замалчивают тот факт, что возникавшая профессиональная эстонская культура, чтобы конкурировать с «великой германской культурой», опиралась на русскую профессиональную культуру, и не в остзейской провинции, а в российской столице. Достаточно сказать, что все деятели эстонского национального возрождения или учились в Петербурге, или жили, или бывали там. Впоследствии эстонская живопись, скульптура, музыка, балет, театр, юриспруденция, военная наука и т.д. и т.п. выросли под непосредственным влиянием представителей российских художественных и научных школ.

Украина

Украинские учебники рассматривают пребывание территорий современной Украины в составе России как уничтожение «Украинской казацкой державы».

Участие «Гетманщины» в Северной войне некоторые Струкевич А.К., Романюк И.М., Пирус Т.П. рассматривают как «трагедию украинского народа», а выступление против Петра I гетмана И. Мазепы как «попытку освободиться от московского царизма». В. Мысан представляет измену И. Мазепы как заранее разработанный план «освобождения от московского ярма», в котором он использовал Карла XII в своих целях. Карл XII, таким образом, из одного из основных действующих лиц Северной войны превращается в объект политики хитроумного гетмана. В. Власов измену И. Мазепы первоначально определял как «антиколониальное восстание против Московии», затем смягчил формулировку на «восстание Мазепы». Он пытается доказать, что у гетмана не оставалось выбора: якобы победа любой из сторон означала бы ликвидацию «украинской автономии», поэтому он выбрал «единственное возможное решение»: «освобождение из-под власти царя заранее до окончания войны и подписание сепаратного мирного договора». В реальности же речь шла не о сепаратном мире, а о переходе на сторону Карла XII.

Грузия

В грузинской историографии утверждается, что «в результате упразднения государственности и установления российского военно-оккупационного режима все население Грузии, все социальные слои и сословия оказались в тяжелейшем положении. Именно поэтому в начале XIX века в борьбу за восстановление государственности включилось все общество: царский дом Багратионов, князья, азнауры (дворяне), духовенство, крестьянство».

Все это сложно назвать иначе как мифотворчеством. Немалая часть грузинского общества восприняла вхождение грузинских земель в состав Российской империи сугубо положительно. Многочисленные грузины, в том числе представители аристократических родов, честно служили России, о чем авторы предпочитают умалчивать либо говорят вскользь и нехотя. Они ни словом не обмолвились о том, что отнюдь не все представители рода Багратионов были противниками России. О генерале Петре Ивановиче Багратионе авторы решили вовсе не упоминать. Очевидно, их настолько раздражает тот факт, что П.И. Багратион был прославленным русским полководцем, что войне 1812 года в учебнике посвящено лишь два предложения: «В июне 1812 года император Франции Наполеон напал на Россию. Военные успехи французской армии ставили Россию в тяжелое положение».

Продолжение следует...

Максим Каракулов

via



Tags: история, политика
Subscribe
promo nyka декабрь 4, 2025 13:05 276
Buy for 20 tokens
Я даже не знаю как Вас благодарить. Я никогда не думала, что у меня здесь окажется столько настоящих друзей. Я очень-очень Вам всем благодарна за помощь, спасибо Вам огромное и низкий поклон. Я очень прошу мерзких и гнусных украинских троллей здесь просто заткнуться. Ситуации бывают разные…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments